Люди, которые держат кошек, знают, как трудно заставить их сделать что-то нужное хозяину. У самих же кошек значительно меньше проблем с тем, чтобы получить от хозяина желаемое.

Спецмурлыкание

Исследование началось с того, что Карен Маккомб из Центра исследования голосовой коммуникации млекопитающих психологического факультета Сассекского университета в Великобритании заметила, что ее собственная кошка с помощью очень настойчивого мурлыканья легко заставляет ее подняться с утра и насыпать корма в миску.

Это утреннее мурлыканье казалось ей не совсем таким, как мурлыканье от удовольствия при поглаживании кошки, более требовательным и менее приятным. Из разговоров с другими владельцами кошек она узнала, что не только ее любимица использует мурлыкающую технику, чтобы добиться своего.

Тогда Карен, специалист по звуковой коммуникации млекопитающих, уже изучавшая разговоры слонов и львов, решила заняться изучением этого феномена. Но оказалось, что это не так просто. Кошки не хотели применять свое манипулятивное мурлыканье, если в комнате кроме животного и его хозяина присутствовал кто-то посторонний.

Тогда она и ее коллеги научили владельцев кошек самостоятельно записывать звуки, которые издают их животные. Вскоре удалось накопить несколько записей мурлыкания, сделанных в разных обстоятельствах хозяевами десяти кошек.

Записи дали прослушать 50 добровольцам. Среди них были как владельцы кошек, так и те, кто никогда не держал их дома. Добровольцы оценивали настойчивость мурлыкания и то, насколько этот звук приятен. Выяснилось, что звук, который кошки издают, когда требуют еды, кажется посторонним людям гораздо более требовательным и менее приятным, чем тот, что издают животные в других обстоятельствах. Причем это отмечали и владельцы кошек, и люди, с ними близко не знакомые.

Все дело в герцах

Когда Маккомб и ее коллеги из Сассекского университета и зоопарка Атланты в США проанализировали записи, выяснилось, что секрет требовательного мурлыканья заключается во встроенных элементах повышенного тона. Обычное мурлыканье кошки издают с частотой примерно 27 Гц. Однако в них встроены гораздо более высокие звуки, частотой от 220 до 520 Гц. Обычно эти встроенные высокочастотные элементы имеют очень низкую интенсивность. Однако когда кошке что-то нужно, она может усилить интенсивность этих высокочастотных элементов, которые становятся близки к неприятному мяуканью кошки, но как мяуканье человеком еще не распознаются.

Чтобы удостовериться, что именно эти высокочастотные элементы всему виной, Маккомб и коллеги стерли их из записи кошачьего мурлыканья, оставив все остальное нетронутым. Модифицированные записи показались людям, участвующим в эксперименте, значительно более спокойными и приятными.

«Это незаметное внедрение пронзительного вопля в звук, который мы обычно ассоциируем с удовольствием, довольно хитрый метод добиться желаемого, — считает Карен Маккомб. — Соблазнительное мурлыканье, очевидно, приятнее человеку, чем громкое мяуканье, ведь за последнее могут и вовсе выкинуть из спальни».

Когтем по подсознанию

Психолог предполагает, что кошки, усиливая высокие тона, посылают что-то вроде сообщения в подсознание хозяина. По частоте эти звуки очень похожи на крик ребенка. Поэтому человек, в природе которого заложена забота о потомстве, не может не отреагировать на них.

Маккомб также отмечает, что далеко не все кошки научились использовать это манипулятивное мурлыканье. Чаще этим методом пользуются кошки, которые живут с людьми одинокими и поэтому выстроили более близкие отношения и добились лучшего взаимопонимания с хозяевами. Они чувствуют, что человек реагирует на повышенные тона, и усиливают их. Те же кошки, которые живут в больших семьях, предпочитают обычное пронзительное «мяу» тонкой манипуляции, которую человек, не особенно хорошо их знающий, может не заметить.

Подробнее о методах и результатах работы Карен Маккомб и ее коллег можно прочитать в статье, опубликованной в журнале Current Biology.